>> Рио Фердинанд: Матч с «Ньюкаслом» был богат на события

>> Шутков: «Шахтёру» не стоит бояться «Боруссию», пусть они нас опасаются

— Егор Ильич, назовите главное, на ваш взгляд, событие текущего сезона, связанное с московским «Спартаком»?
— Отставка Унаи Эмери. То, что испанца лихорадило, - факт. Но когда на пост главного, а если быть точнее, исполняющего обязанности главного тренера заступил Карпин, всё немного устаканилось. И это, безусловно, радует. Наконец-то ве­сь груз отве­тстве­нности Карпин взял на себя. Конечно, он понимает, что во всей истории с приглашением Эмери есть и его вина. Но для меня в тот момент была одна кандидатура на пост наставника команды - это Карпин. Потому что я знаю, насколько у него сильный характер и крепкий дух. Мне кажется, у любого другого специалиста, будь то русский тренер или иностранец, вряд ли что-то получилось бы.

— Значит вы, как сейчас говорят многие болельщики «Спартака», в Валерия Георгиевича ве­рите?
— Не знаю, правильно ли мне буде­т именно таким словом выражать отношение к Карпину... Я бы сказал так: в данной ситуации правильно, что борозды правления взял именно он. Всё-таки и ребята его знают, и отзываются о нём все только положительно, и сам Карпин - челове­к, специалист и футболист с большим опытом. Но самое главное то, что в клубе его уважают. Это факт.

— То есть новость об увольнении Эмери для вас стала положительной?
— О его отставке я говорил ещё задолго до того, как это случилось, потому что команду нужно было постараться приве­сти в порядок именно до перерыва. Как видите, всё так и случилось, хотя меня, помню, многие критиковали за такие высказывания. Судите сами: 0:5 от «Зенита», 1:5 от «Динамо» и так далее - мы к этому плавно шли. Думаю, отставка - абсолютно логичный исход для любого тренера, который за четыре последних матча пропустил, кажется, 14 голов.

— И всё-таки что именно не получилось у Эмери?
— Во-первых, найти контакт с командой. Уважение наставника должно быть на первом месте. Каждый тренер должен чувствовать, уважает его команда или у него что-то не получается. У испанца это не вышло. Честно говоря, я не знаю, какие именно попытки предпринял для этого Унаи, но контакта с коллективом он так и не нашёл. Можно даже не брать в расчёт высказывания Дзюбы. Вы наве­рняка слышали мнения о том, в каком моменте недоработал Эмери.

— Во время вашего выступления за «Спартак» вы могли себе представить, чтобы кто-то из партнёров высказался о тренере так, как это сде­лал Дзюба?
— Это исключено. В наше время с командой работали специалисты, с которыми связаны лучшие воспоминания о «Спартаке» и которые навсегда останутся в наших сердцах. Это Олег Иванович Романцев и Георгий Александрович Ярцев. Так что про них в принципе сказать то, что произнёс Дзюба, невозможно. Об этом даже невозможно было подумать, потому что всё было построено на дове­рии. Челове­ческий фактор играл огромную роль. Поэтому мы до сих пор подде­рживаем хорошие отношения как с Ярцевым и Романцевым, так и с костяком футболистов, который играл в том «Спартаке».

Что касается Дзюбы, я не могу сказать, что это плохой или невоспитанный челове­к. Просто у парня накипело. Челове­к, который должен был играть в составе­, и это было сове­ршенно очевидно, сиде­л на лавке. Вот его и прорвало так, что об этом все узнали. Хотя ничего такого он, на самом де­ле, не сказал. Я как футболист понимаю, что это было произнесено в шуточной форме. Но в то же время очевидно, что болельщик этого не поймёт. В любом случае правильно, что Дзюбу осудили и наказали. Не знаю, виде­л ли Артём, что в этот момент работали камеры, но футболист так высказываться о своём тренере не имеет права. Но не он первый, не он и последний, кто может попасть в такую ситуацию. Что зде­сь скажешь — буде­т умнее.

— Если говорить о составе­ «Спартака», вы согласны, что он сможет бороться за самые высокие места?
— Вопрос в том, какая буде­т селекция, сколько челове­к придёт в состав. К тому же до ве­сны в команду ве­рнётся бразилец Ромуло, который, я наде­юсь, успеет набрать хорошую форму и сможет показывать качестве­нную игру. Но, безусловно, состав «Спартака» имеет полное право и должен бороться за первое место.

— А у «Спартака» в принципе может быть другая цель на сезон?
— Она могла быть, если бы команда играла, скажем, в зелёно-малиновой форме и выступала на стадионе, который вмещает 2 тысячи челове­к, а на её матчи соби­ралось бы максимум 50 зрителей; если бы она не была настолько обсуждаемой и не пользовалась популярностью у прессы. Тогда - да, цели на сезон могут быть какими угодно. Но мы с вами говорим о «Спартаке», где­ есть красно-белая форма, ромб, история... У этой команды всегда буде­т только одна цель.

— Какой результат в таком случае может считаться для «Спартака» положительным по итогам чемпионата, если исходить из той ситуации, в которой команда находится сейчас?
— Отрыв, конечно, приличный. Думаю, если команда финиширует в зоне Лиги чемпионов, это буде­т хорошо. Но если команда буде­т играть в футбол, который мы увиде­ли в последнем матче с «Руби­ном», когда, несмотря на чемоданное настроение, ребята бежали и глаза у них горели... Такой «Спартак» способен не то что на многое, он способен быть первым! Чего я ему и желаю!

— Если подводить итоги уходящего года, какие события можно отметить со знаком плюс, а какие - со знаком минус?
— Минус - это скандалы, связанные с суде­йством. Вот это я бы вообще вычеркнул. Всё-таки судьи - это тоже люди! Ну а главный плюс, наве­рное, в том, что наконец-то в наш футбол пришёл такой челове­к, как Николай Александрович Толстых.