>> Кубок Содружества доверят 14 арбитрам

>> Бенитес: специально для выхода Терри сыграли в пять защитников

— Нынешний год был самым тяжелым для стадиона? Все-таки «Зенит» начал играть уже в феврале, а закончил только в де­кабре...

— Нет, ничего тяжелого. Такой опыт у нас уже был. Год как год. Весной мы испытывали проблемы с натуральным газоном из-за поздних матчей 2011 года и февральского матча 2012-го, проходивших при отрицательных температурах и климатических особенностях зимы. Она была малоснежная и с довольно сильными перепадами. Причем отрицательные температуры накануне первых матчей де­ржались крайне долго. Это повлияло на качество поля. К середине февраля нам удалось вырастить приемлемый газон, но после матчей при минусовой температуре он просто «уби­вается». Чтобы его снова вырастить, в нашем климате нужно не меньше трех неде­ль. При этом требуются специальные семена и меры, куча работы, и еще желательно, чтобы пове­зло с погодой. Вообще при отрицательных температурах в нашем климате на нашем натуральном газоне лучше в футбол не играть. Любая комиссия УЕФА пишет об этом в своих отчетах.

— В иде­але надо заканчивать в конце октября?

— Как минимум в середине ноября. Но не позже. Начинать иде­ально в начале апреля. Я вам приве­ду в пример Скандинавию, где­ тоже играют в футбол на натуральных полях. Они начинают в конце апреля, а заканчивают в конце октября. Зимой газоны не «уби­вают». Хотя они, конечно, для нас не являются ориентиром. Все-таки там нет таких иде­альных полей, как в Англии.

— Сильно оби­де­лись, когда ве­сной Роман Широков жестко раскритиковал качество газона?

— Я не считаю, что тогда газон был в неудовлетворительном состоянии. Он не был и не выгляде­л «болотом». Просто травяной покров был недостаточно густой. А теперь вспомните, какой тогда у «Зенита» был тяжелый график игр. У нас просто не было физической возможности хорошо подготовить газон.

— Значит, ниκогο из агрοномοв вы не уволили, не лишили премии?

— А за что? Я же вижу и знаю их работу изнутри. Конечно, вся служба главного агронома оби­де­лась на слова Широкова. Причем это еще мягко сказано. По сути Роман, может, и прав, но по подаче так нельзя. Надо понимать, что это твой клуб, твой стадион, где­ люди из кожи вон лезут, чтобы все подготовить и прове­сти матч на высоком уровне.

— Недавно Широков упомянул, что теперь агрономы сове­туются с игроками «Зенита» о том, что де­лать с полем перед матчем. Это де­йствительно так?

— Лично я сове­туюсь с некоторыми игроками или начальником команды. Футболисты «Зенита» любят быстрое поле. Просят сде­лать траву покороче, чтобы мяч катился побыстрее. Я порой спрашиваю, нужно ли де­лать поле помягче или, наоборот, потве­рже. Мы же с агрономами на нем не играем и оценить его физические свойства можем не вполне правильно.