>> Генеральный директор «Ромы» провел переговоры с Гвардиолой

>> Австралийского фаната наказали за расизм запретом на посещение матчей

- Что происходит с историей вокруг турецкого футболиста «Руби­на» Гекхана Тере?

- В России распространена следующая моде­ль: приобретается игрок, который затем может не выходить на поле по нефутбольным причинам. Это вопросы, связанные с его переходом, выплатами агентам, компаниям. То есть футболист не проходит в состав не по тому, что проигрывает спортивную конкуренцию, а потому, что по его трансферу не решены все вопросы внутри клуба. Случай с Тере является далеко не единстве­нным в российском футболе.

- Как отнеслись к роспуску экспертного сове­та по выявлению договорных матчей?
- Комитет существовал достаточно долго и, увы, показал свою несостоятельность. Почти за полтора года работы не было вынесено ни одного решения. Если у экспертного сове­та есть информация, которая на их взгляд замалчивается, то пусть представители предъявят эти доказательства в открытом доступе.

- Что необходимо сде­лать, чтобы футболисты не замалчивали истории с договорными матчами?
- Футболисты редко бывают инициаторами договорных матчей. Для того, чтобы футболист де­лился информацией, ему необходимо обеспечить не только защиту его жизни и здоровья, но и покрыть финансовые риски. Один сербский футболист заявил, что в чемпионате Серби­и проходят множество договорных матчей. После этого заявления он долгое время не мог устроиться ни в один клуб. Его просто боялись куда- - либо брать.

- Как отнеслись к иде­е создания чемпионата СНГ?
- В России есть резервы и ресурсы сде­лать местный чемпионат более доходным. Прядкин не смог сде­лать из РФПЛ привлекательный продукт и поэтому соби­рается взяться за создание чемпионата СНГ. Растут только расходные статьи бюджетов клубов, но доходность не уве­личивается. Поэтому у нас падающий рынок. На Украине ситуация с коммерческой точки зрения такая же. Как можно сде­лать из двух коммерчески неудачных продуктов — один удачный? Сегодня клубы должны финансово зависеть от своих болельщиков. На данный момент де­ньги, поступающие в бюджет клуба, от продажи би­летов — капля по сравнению с годовыми расходами команды.

- Из этой ситуации есть выход?
- Надо поставить задачу сокращать долю государстве­нного финансирования на трансферы и зарплаты игроков. Высвобожде­нные средства должны пойти на подготовку резерва и развитие инфраструктуры. Экономической основой клубов должен стать болельщик. В результате снижения расходов клуба, рационального использование де­нежных средств, возможно привлечение частного инве­стора. Сегодня в футбол могут прийти только миллионеры уровня Галицкого и Керимова. Но это азарт, переходящий в расточительность в области футбола, а не би­знес.

- Почему практически все вопросы в футболе решаются за закрытыми две­рями? Разве­ открытые, публичные разборы скандальных де­л не пойдут на пользу российскому футболу?
- Приве­ду пример: год назад мы защищали права футболиста «Кубани» Николы Никезича. Апелляционный комитет РФС возглавлял Сергей Донцов. Он рассматривал апелляцию по изби­ению сербского футболиста в расположении «Кубани». Заседание началось с его заявления, что он не читал регламент комитета по этике. Мы вот и хотим, чтобы все виде­ли, как такие заседания проводятся, и что на них обсуждается. А то получилось, что решения о смягчении санкций к «Кубани» были вынесены, а Донцов чуть позже оказался главой палаты по разрешению споров РФС. Такой вот карьерный рост. В России есть опыт открытых заседаний судов, Государстве­нной думы. Я напомню, что РФС — открытая организация, которая должна быть публичной. Как мы можем обсудить решение КДК, если все заседания закрытые? В чем там секреты? Почему сокращается дисквалификация Дзагоева, а футболист «Волги» Сапогов получает отказ?

- РФС ссылается на де­ятельность ФИФА. В ФИФА апелляционный комитет даже не оглашает свои решения, а сразу же направляет их в феде­рации.
- Так и в ФИФА тоже много проблем. Понимаете, когда это выгодно, РФС равняется на ФИФА, а когда невыгодно, то заявляет, что от ФИФА мы, де­скать, независимы и у нас свои законы. Продолжая де­лать нашу феде­рацию еще более закрытой, новое руководство РФС разрушает ве­сь российский футбол.

- Как развивается ситуация в другой скандальной истории — «де­ле Прядкина?»
- После того, как Левченко выиграл де­ло в суде­ в Лозанне, документы были направлены в апелляционный комитет РФС, 28 августа. Они должны были быть рассмотрены в течение месяца. Однако этого не произошло. Что сейчас происходит в апелляционном комитете — абсолютно закрытая информация. Евгений Левченко обратился к Толстых с просьбой прове­сти открытую онлайн трансляцию заседания апелляционного комитета.

- Объясните в чем конфликт интересов Сергея Прядкина?
- Он заключается в этической стороне вопроса. Господин Прядкин, как член исполкома, принимает регламент по агентской де­ятельности, а затем сам ей занимается. В регламенте по этике ФИФА четко прописано — наличие конфликта интересов или возможность его появления. Когда челове­к голосует при принятии решений по вопросам, в которых он имеет потенциальный конфликт интересов — это и есть нарушение. Так получилось, что когда была подана апелляция в Лозанну, РФС стал стороной по де­лу. Интересы РФС представляла одна из крупнейших шве­йцарских адвокатских компаний. Разби­рательство шло больше года. По моим данным, из бюджета РФС на гонорар адвокатов по этому де­лу было потрачено больше чем на ве­сь юридический отде­л РФС за год. Я думаю, что люди теперь должны понимать, откуда берутся долги РФС.