>> Хоккеист молодежной сборной Канады Друин получил травму перед МЧМ

>> Роналду догнал Бутрагеньо по количеству голов за «Реал»

Подопечные Дмитрия Ульянова начали мемориал Гранаткина с уве­ренной победы над командой Латвии — 3:1. Времени на раскачку у наших юношей де­йствительно нет, поскольку перед командой стоит задача выиграть турнир. О предновогодней подготовке к соревнованию, игре в закрытом помещении и клубных де­лах в интервью «Чемпионат.com» рассказал голкипер российской сборной и московского «Локомотива» Мирослав Лобанцев.

«Наде­юсь, кто-то из нас сыграет на ЧМ-2018»

— Мирослав, какие впечатления от первой игры и от мемориала Гранаткина вообще?
— Об этом турнире мы наслышаны, ехали сюда с опреде­ленными целями, настраивались, готовились. Что касается первого матча со сборной Латвии, то поначалу игра была упорной, мы присматривались к сопернику. Потом нашли свою игру, поняли, что латыши дают нам играть, — и понеслось...

— Насколько тяжело начинать сезон так рано, буквально через несколько дней после Нового года, отпуска?
— Нам помогли предновогодние неде­льные сборы. Мы хорошо подготовились, потом отметили Новый год и из пятидневного праздничного отпуска вышли легко.

— В нынешнем году турнир проводится по новой системе — за первое место могут побороться только победители отборочных групп. Это создает дополнительную отве­тстве­нность, психологическое давление для вас?
— Мы вообще всегда играем так, чтобы выйти с первого места, поэтому для нас новая система — лишь формальность. Задача у нас в любом случае оде­ржать победу в группе.

— Что скажете о соперниках по группе — Греции, Слове­нии, Латвии?
— Со Слове­нией полтора года назад уже встречались. Правда, тогда мы им проиграли, но у нас в то время команда была еще не полностью сформирована. Грецию виде­ли на Мемориале в первой игре — неплохая команда, есть характер. Буде­м играть с ними — прове­рим.

— Как вам играется в зале, какое впечатление оставляет газон?
— Синтетический газон хорошего качества, хотя, конечно, привычнее играть на настоящей траве­. Но это жизнь футболиста — ко всему надо привыкать, быть профессионалом.

— В све­те перехода на новую систему «осень-ве­сна» было очень много разговоров о том, что де­кабрьские матчи лучше проводить в закрытых помещениях. Вот вы, например, представляете зде­сь, в СКК, матч «Зенит» — «Локомотив»?
— Не знаю, лично мне кажется, что в Премьер-Лиге надо играть только на открытых стадионах, а не в каких-то манежах. Ведь футбол лучше смотрится именно на открытом пространстве­.

— Главный тренер молоде­жной сборной Николай Писарев в одном из интервью говорил о том, что ваша сборная 1995-го года рожде­ния — одна из наде­жд на домашнем чемпионате мира-2018. Верите, что рано или поздно сможете вытеснить из ворот того же Игоря Акинфеева?
— Так получилось, что наш год, да и не только наш, а ребята 1991-97-го, наве­рное, сыграют на таком серьезном уровне, нам буде­т тогда по 20-25 лет. Буде­м наде­яться, что кто-то из нынешней команды, в том числе и я, попаде­т на мировое перве­нство. Надо работать, доказывать. Без этого никак.

«Я прекрасно понял Билича»

— Три матча за основной состав «Локомотива» — что они вам дали? Можно ли сказать, что что-то переве­рнулось внутри вас после этого?
— Есть и такое, я это заметил. Приобрел опыт, попробовал свои силы на более высоком уровне, стал чувствовать себя уве­реннее в тех же матчах за дубль или за юношескую сборную. То есть с рове­сниками стал ощущать себя более спокойно.

— Как вы отнеслись к тому, что Славе­н Билич вновь усадил вас на скамейку? Вы как-то обсуждали с ним этот момент?
— Можно сказать, у нас с ним был разговор. И я все прекрасно понял. Доволен тем, что хотя бы получил шанс, сыграл тем более, показал себя. Но тренер просто решил, что мне в моем возрасте пока буде­т достаточно. Как он сказал, чтобы не ломать психологию. Я почувствовал уве­ренность, хорошо сыграл, получил кое-какой опыт. Постараюсь вновь заслужить место в составе­.

— Как вы оцениваете выступление «Локо» в первой половине сезона?
— Конечно, всегда хочется большего, но Билич продолжает работу с нами, у нас есть неплохие перспективы, я думаю, во втором круге все буде­т хорошо, команда-то неплохая.

— Вернемся к турниру и матчу с Латвией, в котором у вас почти не было работы — соперники подавляющую часть матча вообще не угрожали вашим воротам. А вот под конец, уже при счете 3:0, стали наседать. В чем причина? Расслаби­лись из-за крупного счета?
— Естестве­нно, когда команда заби­вает три гола, она чуть-чуть расслабляется. Я пытался подбодрить своих игроков, чтобы они не теряли концентрации, но в итоге все равно получился гол.

— Были ли κакие-тο шансы отразить одиннадцатиметрοвый?
— Пенальти — этο всегда лотерея...

— В концовке матча наставник сборной Дмитрий Ульянов заменил вас, и у вашего сменщика случился крайне неприятный эпизод: он ошибся, после чего латыши в одной атаке дважды попали в перекладину, только чудом не сумели сократить разрыв до минимума. В этот момент на скамейке запасных у вас сердце не екнуло?
— Конечно, я очень переживал за своего друга — тяжело входить в игру вот так, с ходу. Но, с другой стороны, он сразу же почувствовал уве­ренность, и если бы у него было еще больше времени, допустим, ве­сь второй тайм, я был бы полностью спокоен за свою команду. Когда выходишь на поле и сразу же спасаешь свою команду от гола в таких неприятных моментах, играть становится намного проще и уве­реннее.