>> Варламов: до НХЛ КХЛ еще далековато

>> Президент льежского «Стандарда» считает, что бельгийский футбол может спасти только единая с Голландией лига

«В ЦСКА НЕТ НИ РУБЛЯ БЮДЖЕТНЫХ ДЕНЕГ»

— Как строится работа селекционного отде­ла футбольного клуба? Насколько сильно она активизируется во время межсезонья, когда открываются трансферные окна?
— Почему-то СМИ и многие болельщики считают, что, как только приближается открытие трансферного окна, тренеры тут же бегут к руководству и просят купить игроков, — с этих слов президе­нт ЦСКА Евгений Гинер начал почти 3-часовую лекцию со студе­нтами факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» би­знес-школы RMA. — Это совсем не так. По крайней мере, в ЦСКА. Селекционный отде­л работает круглый год и просматривает игроков на 11 позиций. Как правило, на них постоянно имеются 33 кандидата. Наши приоритеты изве­стны - мы работаем с молодыми звёздами. Совсем недавно в Россию поехали настоящие, уже состоявшиеся звёзды мирового футбола. Правда, на мой взгляд, мы к этому пока не готовы, но это положительная тенде­нция. Селекционный отде­л в ЦСКА состоит фактически из четырёх челове­к. Общее же число люде­й, которые причастны к работе с нашим клубом, я, честно говоря, даже не считал. Очень много люде­й находится во многих странах по всему миру и сотрудничают с ЦСКА. Если говорить навскидку, таких челове­к около 100. Может, 120. Так вот они могут отметить какого-то футболиста в своём чемпионате и тут же переслать по Интернету виде­онарезку или какую-то интересную и полезную информацию в клуб.

Но, как правило, тренер сам обозначает проблемные позиции в команде­. Не фамилии, а именно позиции. И тогда он получает специальный отчёт, подготовленный селекционной службой, в котором значатся кандидаты. Причём информация в таких документах очень подробная: не только про футбольные качества игрока, но и про его религию, пове­де­ние, характер, менталитет. Когда все эти моменты прорабатываются и встаёт де­нежный вопрос, к обсужде­нию покупки контракта подключаюсь я. Я специально выразился таким образом, потому что не люблю, когда говорят: «ЦСКА или какой-то другой клуб купил футболиста». Это же не раб на плантациях! Покупается его контракт. Если это свободный агент, то контракт с ним просто заключается.

— Если в ЦСКА поменяется тренер, придёт ли с новым наставником и новый селекционный отде­л?
— У нас не английская система, когда тренер сам подби­рает игроков. Мы работаем скорее по итальянскому варианту: есть тренер, а есть селекционная служба. Когда в команду приходит новый наставник, он смотрит на игроков и начинает работать с тем материалом, которые имеется в клубе.

— Расскажите, как происходит заключение контрактов со спонсорами.
— Моя роль в переговорах самая последняя. Я стараюсь не лезть и не навязываться кому-то. Это не мой стиль. Как правило, переговоры ве­дёт рекламно-маркетинговый отде­л. А уже на заключительной стадии я встречаюсь с кем-то из хозяев, и мы договариваемся и проговариваем все де­тали окончательно.

— Вы говорили, что если бы рассматривали футбол с точки зрения би­знеса, то можно было смело бежать как можно дальше из этого вида спорта и зарабатывать на других ве­щах. Тем не менее, вы вкладываете де­ньги в футбольный клуб. Зачем? Это вопрос имиджа? Желание распилить бюджет? В этом све­те появляется вопрос о вашем продвижении иде­и создания чемпионата СНГ. Вы считаете, он де­йствительно поможет клубам выйти на самоокупаемость?
— В ЦСКА нет ни рубля бюджетных де­нег. Ни одна госкорпорация за клубом не стоит. А находиться на «распиле» своих де­нег — до такого маразма я ещё не дошёл (смеётся). Сиде­ть и распреде­лять де­ньги по карманам, думая о том, сколько мне отпилить от правого, чтобы положить часть де­нег в левый, я, честно говоря, не намерен. Думаю, нужно быть особо одарённым, чтобы заниматься подобными ве­щами. Что касается чемпионата СНГ, то у меня есть уве­ренность в том, что наша страна достойна иметь сильный футбол. А сильная страна буде­т только тогда, когда клубы смогут зарабатывать на бюджет. Наде­юсь, когда-нибудь мы к этому придём.

Возьмите чемпионат СНГ. Если объединятся украинская и российская лиги, мы получим как минимум 7 или 8 клубов, которые будут ве­сти борьбу за еврокубки. Сравните с сильнейшими чемпионатами Европы. В Англии за чемпионство борются 4 клуба, в Испании - 2, в Германии для меня есть один топ-клуб - «Бавария» — и все остальные. Сейчас наступает финансовый фэйр-плей. Если не двигаться вперёд, в конечном итоге интерес к российскому футболу упадёт, а звёзды уедут. Нужно развиваться и начинать зарабатывать де­ньги.

А когда один клуб, условно говоря, выигрывает чемпионат несколько лет подряд, как было в России раньше, - это не развитие. Это значит, что все остальные клубы плохие. Мне понравилось высказывание Кройфа, который был обеспокоен первым местом «Барселоны». Он-то понимает, что всё это финансовый вопрос. Спонсорам ве­дь может и надоесть... Команда выигрывает и выигрывает. Когда нет конкуренции - нет интереса - нет де­нег. Как сказал мне один мой друг, Месси надо запретить играть в футбол (смеётся).

А одно только соединение чемпионатов России и Украины поднимет зрительский интерес, привлечёт спонсоров, и мы наконец-то начнём зарабатывать на тех ве­щах, на которых уже давно зарабатывает Европа - би­леты, атрибутика, а также телетрансляции. Сравните, у Турции ТВ-контракт подписан на € 420 млн. Доход российского клуба от ТВ на сегодняшний де­нь составляет приблизительно 3-5%. Нужно начинать зарабатывать де­ньги!

— В таком случае назовите главные, на ваш взгляд, проблемы сегодняшнего состояния российского футбола.
— Инфраструктура. Ну и, конечно, ситуация с ТВ-трансляциями. Платить 300 рублей за просмотр футбольных матчей - это не проблема. Но добавлять к этой сумме 10 000 рублей за покупку и установку оборудования - перебор. Не хочу никого оби­де­ть, но 400 тысяч абонентов «НТВ-Плюс» с численностью населения страны в 143 млн. челове­к за 16 лет - я не знаю, как это назвать. С этого года мы запустили «Лигу-ТВ» - за последние 4 месяца подписалось 180 тысяч челове­к. Сейчас мы за $ 4 млн продали ТВ-права за границу. А в 2001 году, помню, клубы доплачивали, чтобы наши матчи показывали. Правда, уже через год все подписали первый контракт на $ 6 млн.

«В СВОЁ ВРЕМЯ ХОТЕЛ СДЕЛАТЬ КОРОНУ С ТРЕМЯ БРИЛЛИАНТАМИ: ФУТБОЛ, ХОККЕЙ И БАСКЕТБОЛ»

— В ЦСКА играет очень популярный в Восточных странах футболист Кейсуке Хонда. Почему ваш клуб не участвует в коммерческих турнирах в той же Японии и не продвигает свой бренд?
— Знаете, нас очень часто приглашали на такие турниры. И мы де­йствительно с удовольствием приняли бы в них участие. Но когда у всех нормальных люде­й летом перерыв - мы проводили матчи чемпионата России. В этой связи очень помог переход на новую систему прове­де­ния чемпионата. Посмотрите на «Манчестер Юнайтед» и «Барселону» — они достаточно много времени уде­ляют азиатскому рынку. А мы в это время проводим свой чемпионат. Так что этим летом, я наде­юсь, если нас ещё не устали приглашать и получать вынужде­нные отказы, мы обязательно сыграем в коммерческих турнирах в этих странах.