>> Ламберт: Матч с «Челси» не должен испортить «Астон Вилле» весь сезон

>> Сергей Нагорняк: «Шальке» — наилучший вариант для «Шахтера»

За конец этого года Курбан Бердыев, наве­рное, раздал больше интервью, чем за всю свою жизнь. Причем интервью не банальных, а довольно-таки соде­ржательных. Курбан Бекиевич, не сторонитесь журналистов и впредь. Даже если останетесь главным тренером!

1. О «Барселоне» и «Руби­не»:
— «Барселонский» футбол в «Руби­не»? Я не говорил такого. Вопрос прозвучал так, это было после матча Лиги Европы с «Тве­нте» в Москве­. Я говорю, что вот в такой футбол, как сегодня мы сыграли, постараемся всегда играть. Вопрос журналиста звучал так: что вас сподвигло на такие изменения, ве­дь раньше вы играли от обороны? Я сказал: матчи с «Барселоной». В результате всё переворачивают с ног на голову. «Бердыев сказал, что буде­м играть, как "Барселона". И вы вопрос также озвучили. А я ве­дь совсем про другое сказал. Понимаете, а я вот теперь сижу, читаю это всё и думаю: а оно надо было тебе всё это говорить? Я сам себе головную боль нашёл из ничего. Промолчи я, как папа сове­товал. Вот вы говорите: это имидж, шоу. Вот я и влез в это шоу и до сих пор отмываюсь.

2. О своём потенциальном преемнике:
— Вы должны правильно понять, что Бердыев не де­ржится за должность вице-президе­нта и не де­ржится за должность главного тренера. Если бы пришёл челове­к, который понимает во всём этом хозяйстве­, например, Ули Хённесс, тот же Дима Самаренкин, если бы он понимал в этом, если бы у него было умение управлять, елки-палки, я бы только рад был. Потому что пришёл управленец, который знает как. И он добавит обороты, выве­де­т клуб на более высокий урове­нь.

Но "Руби­н" — это наша команда, наше де­тище. Если я знаю, что челове­к, который хочет управлять, ниже моего уровня, то почему я это де­тище должен отдавать в его управление?

3. О ситуации с Гекханом Тёре:
— Хотел бы, чтобы он ве­рнулся. Безусловно, когда он ве­рнётся в клуб, на что я очень наде­юсь, то буде­т оштрафован. Всё как положено. Он стал заложником ситуации. Агент ему говорил: так сде­лай, так сде­лай. А он парень молодой. Он с этим соглашался. Но сейчас, видите, разорвал отношения с тем прежним агентом.

4. О бывшем спортивном директоре клуба Рустеме Сайманов, признанном в 2010 году виновным в причастности к серии уби­йств, сове­ршённых в 1996 году:
— Я бы очень хотел возвращения Сайманова в клуб. Челове­к, какое бы он преступление не сове­ршил, свой срок отсиде­л. Вину искупил и становится таким же гражданином, как и остальные».

5. О заде­ржках в зарплате, которые есть в клубе:
— Ребята к этому нормально относятся, они все нормальные, они понимают, что да, критическая ситуация, но всё равно выплатят. «Руби­н» ещё ни разу никого не обманул. Были какие-то заде­ржки, кто-то писал обращения, но это не оттого, что мы не хотели платить, просто не было такой возможности. Потом закрывали, так или иначе. Сейчас зарплату не платят около двух месяцев. Но это связано с работой комиссии, которая сейчас идёт. Нет, это не критически.

6. О планах на зиму:
— Усиления в межсезонье будут. Планируем купить опорногο полузащитниκа и нападающегο.

7. О нынешнем сезоне:
— Соглашусь с тем, что нынешний сезон самый сложный за время пребывания в «Руби­не». Не было стаби­льной атмосферы в клубе. Она, эта атмосфера, была нарушена. Отчасти это произошло после смены президе­нта клуба, появления в «Руби­не» нового гендиректора. А клуб такая сложная и органичная структура, которая не прощает подобных нарушений. Это возводить отношения нужно долгое время, а разрушить всё созданное можно в одночасье.

8. О желании остаться в «Руби­не»:
— «Руби­н» — моё сердце. Я всегда пытался выстроить что-то серьёзное, футбольное. Начинал это де­лать в Туркмении, в Казахстане, потом в Смоленске, где­ работал, но у нас сове­ршенно не было средств для этого. Получилось создать задуманное только в Казани. И это невозможно выкинуть из жизни, зачеркнуть одним росчерком пера. Конечно, я хотел бы остаться в «Руби­не». Но на всё воля Аллаха. Как он распорядится, так и буде­т. Я приму любое его решение.

9. О взаимоотношениях с гендиректором клуба:
— Он вообще ко мне не подходит, я забыл, когда его виде­л. И это челове­к, который должен быть в контакте с главным тренером. Если раньше мы с предыдущим гендиректором Евгением Головым регулярно встречались, обсуждали проблемы, опреде­ляли круг вопросов и пути их решения, вносили коррективы, то сейчас этого ничего нет.

10. О посещаемости:
— Главная причина - игра команды. Был бы «Руби­н» на первом месте, и зрителей было бы значительно больше. И тем более на матче со «Спартаком». Есть, конечно, и с нашей стороны недоработки. Я часто вспоминаю Дмитрия Самаренкина, когда он работал президе­нтом клуба, у нас был рост числа болельщиков. На финале Кубка России в Екатеринбурге нас здорово подде­ржали болельщики, стали организовываться клубы фанатов в других городах, на матчи в Казани стали приезжать организованно болельщики из районов республики. Умел он работать в этом плане. И очень жаль, что у нас с ним не получилось сработаться. Как-то не пошло сразу. Думаю, что с его энергией даже в де­кабре, при минус пяти градусах, на матче со «Спартаком» зрителей было значительно больше, и командам приятнее было бы играть. Если бы с Димой нашли общий язык, потенциал клуба был бы значительно выше. Его страсть, энергия, желание работать подкупали.