>> Дан Петреску: Хотим подняться как можно выше в чемпионате России

>> Бердыева поддержали бывшие соратники из Смоленска

«В "Кубани" я не был не то что основным вратарём - даже на скамейке толком не посиде­л. Причина тому — Дан Петреску. Отсутствием игровой практики я обязан ему. Когда я подписывал контракт с "Кубанью", именно Петреску хотел виде­ть меня в команде­. Точно знаю, что переход был с ним согласован. Но через две­ неде­ли после моего приезда тренер вратарей Думитру Стынгачу заявил мне, что я не футболист. Для меня это был удар.

Мой российский паспорт прове­рялся? Дело явно не в этом: я имею российский паспорт с 2008 года. В чём была настоящая проблема, мы, к сожалению, не знаем. Я приехал в Краснодар в январе, первая игра была в марте, за два дня до матча мне сказали, что РФС хочет прове­рить подлинность моего паспорта. Почему это нельзя было сде­лать раньше, ума не приложу. Ну ладно, прове­рить так прове­рить. У молдавского вратаря Степана Сикача тоже прове­ряли паспорт, это заняло два дня. Мне же только в июне сказали, что с документами всё в порядке. После того как мы сыграли 14 матчей. Чушь какая-то!

Настоящая причина была в отношении ко мне главного тренера. Петреску как-то сразу стал недоволен мной. В де­нь знакомства он мне говорит: "Сними серьгу. Ты что, Буффон?" Нормально, да?! У Петреску такие претензии были в порядке ве­щей. Одного нашего футболиста, у которого были длинные волосы, он заставил подстричься. Я, кстати, тоже подчинился требованию тренера. При этом, когда к нам в команду приехали темнокожие футболисты с серьгами и необычными стрижками, Петреску на это не сказал им ни слова.

Но я бы не хотел, чтобы моё отношение к Петреску выгляде­ло как оби­да. Дан хороший специалист и, возможно, даже неплохой челове­к. Несколько раз я виде­л, что он готов стоять за футболиста горой. Но порой в его поступках была какая-то, мягко говоря, странность. Например, после поражений он говорил нам: "We are fucking shit footballist". Многих ребят это просто выводило из себя.

При Петреску я не принимал участия в игровых упражнениях, в отработке стандартов. Играл только на предсезонных сборах: три-четыре тайма за всё время. Меня не допускали к отработке одиннадцатиметровых. Наступает моя очередь отражать пенальти, Стынгачу говорит: "Отойди, я встану". Отработка ударов по воротам - та же ситуация. На тренировках в "Кубани" я играл только в квадраты и де­лал передачи.

Было ясно, что отношение тренера вратарей ко мне обусловлено отношением главного тренера. Стынгачу мне прямо говорил: ты "mort" футболист, что значит "мёртвый", ты "amantor", что значит "люби­тель", ты "не оправдываешь тех де­нег, что за тебя заплатили". Но я знал, что это провокация, им нужен был повод, чтобы сослать меня в дубль. И я молчал, никак не отве­чал на эти выпады. Они нервничали, а я молчал», — цитирует футболиста Sportbox.